среда, 23 сентября 2015 г.

Наташа Шапорина."В окопах Сталинграда". Виктор Некрасов.Воспоминания сына Петра Шапорина...

Не рабочий момент
Тамара Логинова
Одной из картин, , на которой работала мама , был фильм «Солдаты», (1956 г.), по повести Виктора Платоновича Некрасова "В окопах Сталинграда". Режиссером на этом фильме был Александр Гаврилович Иванов,  крепкий ленинградский режиссер, которого в группе за глаза называли "Горилычем" за крутой нрав. В этом фильме одну из своих первых крупных ролей сыграл Иннокентий Смоктуновский, или как его тогда называли-Кеша, а также прекрасные актеры Всеволод Сафонов, Тамара Логинова, Леонид Кмит. Натурные съемки проходили под Крапоткиным на Кубани. С этого фильма завязалась крепкая дружба моей мамы с Виктором Платоновичем Некрасовым, продолжавшаяся до его отъезда в Париж. Потом они не виделись, а только иногда переписывались.
Мы снимаем кино!
Начинающий неизвестный Смоктуновский
Фотография на память
В центре Виктор Некрасов
Местные жители смотрят кино
"Горилыч"
Пока не в кадре...
Работаем...
Виктор Платонович был старше мамы на четыре года. Родился он в Киеве. По своему первому образованию-архитектор, поскольку окончил   Киевский строительный институт, но параллельно обучался в театральной студии. Какое-то время работал актером и художником при театре. Во время войны был полковым инженером и заместителем командира саперного батальона, участвовал в Сталинградской битве. Имел боевые награды.



Повесть "В окопах Сталинграда" была опубликована в 1946 году. Она явилась одной из первых книг, написанных о войне правдиво, насколько это было возможно в то время. Более того, книга понравилась "самому" и в 1947 году Виктор Платонович получил за нее Сталинскую премию 2-ой степени. Чуть позже был   "обласкан"   еще больше. Получил дачу на берегу Днепра и   двадцать первую "Волгу". По мотивам этой повести и был поставлен фильм "Солдаты", отмеченный премией Всесоюзного кинофестиваля.
По сценариям В.П.Некрасова было поставлено еще два фильма: "Город зажигает огни" (1958 г.) и "Неизвестному солдату" (1961 г.)
В 60 - ые годы он много ездил за границу. Посетил Италию, США. Францию. Кстати, по- французски он говорил прекрасно, что, несомненно, очень сблизило его и мою маму. Свои впечатления Некрасов описал в очерках, за которые в разгромной статье "Турист с тросточкой", был обвинен в "низкопоклонстве перед Западом". Из-за либеральных высказываний в 1969 г получил партийное взыскание, а в 1973 году был исключен из   КПСС. При домашнем обыске у него были изъяты все рукописи и нелегальная литература. В сентябре 1974 года он получил разрешение на выезд в Лозанну. Позже жил в Париже, вначале у М.Розановой и А.Синявского, затем на съемных квартирах. В середине 70-х по приглашению Владимира Максимова работал заместителем главного редактора журнала "Континент", до 1982 года, сотрудничал вместе с Анатолием Гладилиным в парижском бюро радиостанции "Свобода"
Много печатался за границей. В России после 1991 года наконец-то были изданы почти все его книги. В последние годы жизни он жил со своей женой и пасынком в Париже, в крохотной квартирке на площади Кеннеди.
Начавшаяся в России горбачевская перестройка его очень интересовала. Он даже иногда подумывал о возвращении, но...Последним его произведением стала "Маленькая печальная повесть", награжденная французским орденом "Почетного легиона". Умер Виктор Платонович в Париже 3 сентября 1987 года. Похоронен в чужой могиле на Сент-Женевьев-де-Буа.Забегая вперед, хочу рассказать одну интересную историю нашей семьи во время поездки в Париж в 2007 году и связанную с именем Виктора Платоновича. Жили мы в тот приезд у нашего французского  друга Мишеля, старшего сына друзей моей мамы. Каждый день Мишель устраивал нам потрясающие экскурсии по Парижу, который знал, как свои пять пальцев, не говоря уже о том, что он в нем родился. Кстати, еще более интересные экскурсии он устраивал моей маме во время ее приезда в Париж в 1988 году. Однако вернемся в 2007 год.
Как-то после очередной   долгой прогулки по Парижу мы,   уставшие и голодные, хотели   зайти в какой-нибудь ресторанчик и хорошенько   поесть. Однако Мишель сказал, что сегодня вечером он приглашает нас к своей приятельнице, у которой можно не только интересно провести время, но и славненько "полукульствовать". Мы без колебаний приняли предложение , так как истосковались по хорошей домашней еде, тем более, что хозяйка была, по словам Мишеля, очень хлебосольной, да к тому же украинкой, что предвещало кулинарную интригу.  Мы вернулись домой к Мишелю, приняли душ, переоделись и отправились в гости, захватив по пути  пару бутылочек хорошего французского вина. Квартира Анжелы, так звали хозяйку, находилась в роскошном доме на Монмартре, недалеко от знаменитой церкви   Секре-Кер. Мы поднялись на лифте, кажется, на шестой этаж. Дверь открыла сама хозяйка, уже немолодая, но еще статная женщина, с лицом, говорящем о том, что его владелица когда-то была очень недурна собой. Квартира была просторной, комнат четыре или   пять, с большими коридорами, просторной кухней, паркетными полами и высокими потолками. Мебель в основном, была антикварной, но вперемешку с   вполне   современной. Но самое поразительное-это вид из окон. Перед нами как на ладони лежал Париж, во всем своем великолепии. Разумеется, что квартира стоила довольно дорого, кажется, 2500 евро в месяц и оплачивал эту квартиру сын Анжелы, который на  тот момент работал в каком-то французском представительстве в Москве.
Хозяйка угощала нас аперитивом с орешками, из кухни струились ароматы загадочных яств, а мы, не торопясь рассматривали квартиру и вдруг на одной из полок я увидел... фотографию Виктора Платоновича Некрасова! Моему удивлению не было конца, пока я не выяснил, что Анжела очень хорошо знала Некрасова и последние годы его жизни очень ему помогала. Дело в том, что Виктор Платонович знал Анжелу с киевских времен и дружил с ее отцом. Анжела так нам поведала, что незадолго до смерти он стал сильно прикладываться к бутылочке. Видимо это и усугубило его преждевременную кончину. Очень жаль. Прекрасный был человек-красивый, остроумный, а главное-очень талантливый, смелый, честный и порядочный.
А что касается "кулинарной интриги" Анжелы, то она состоялась, только во французском варианте. Хлебосольная хозяйка продемонстрировала нам классический французский обед.
Французские обеды обычно начинаются с салата, причем в отличие от нас, русских, они режут овощи достаточно крупно - ломтиками или дольками. В данном случае это были дольки помидоров. Зеленые листья салата не режут вообще, а рвут руками и очень живописно укладывают на блюде. Затем все это поливается специальным соусом из оливкового масла, уксуса и мелко нарезанной зелени укропа и петрушки.  Салат-это как бы вступление к обеду.
В качестве горячей закуски был предложен пирог "Киш-Лорен". Начинка пирога состояла из, нарезанной мелкими ломтиками колбасы, ветчины   и грудинки. Начинка была обильно посыпана сыром, украшена ломтиками помидора и красного перца и залита взбитыми яйцами со сливками. Скажу, что пирог просто таял во рту. Первые блюда или супы французы обычно не едят, а если и пьют бульоны, так только вечером. У Анжелы супа не было.
Но какой французский обед без хорошего куска мяса, спросите вы? Французы, особенно мужчины, не мыслят обеда без сытного мясного блюда! Анжела предложила нам "Говядину по-бургундски". Сначала говядина, нарезанная большими ломтиками, поджаривается на сале вместе с крупными кусками лука, затем добавляется мука и томатная паста, мелко нарезанный чеснок, черный перец и все это тушится в красном вине. Чуть позже добавляются нарезанные мелко   шампиньоны, а перед самой едой добавляют зелень, причем это восхитительное блюдо надо обязательно запивать красным вином!   Отмечу, что это блюдо с аппетитом ели не только мужчины, но и женщины.
А десерт был вообще фантастическим! Он состоял из очищенных от кожуры, крупно нарезанных и без косточки, персиков, немного проваренных в сиропе и соединенных с малиной, тоже проваренной в сиропе. Сверху было положено мороженое, посыпанное тертым, жареным миндалем. Завершал десерт сыр разных сортов, который надо было есть   с мягкой белой булкой, но лично меня уже на это не хватило, хотя какой-то аппетитный кусочек сыра я все-таки попробовал.
Обязательно нужно отметить, что во время обеда не было никакой мешанины, как принято у нас, а каждое блюдо подавалось отдельно и с небольшими интервалами, чтобы как следует прочувствовать его вкусовые качества. Могу, искренне сказать, что обед удался на славу и вся моя семья выражает Анжеле еще раз свою благодарность и восхищение.  
Однако, вернемся снова к Виктору Платоновичу. О нем мы говорили весь вечер. Я вспоминаю то время, когда он впервые появился у нас дома в Ленинграде на Петра Лаврова. Я учился в шестом классе. Я даже мечтал чтобы у меня был именно  такой отец. Ведь я-то рос без отца и потребность в нем чувствовал практически всю свою жизнь. Сейчас могу признаться, что иногда просматривая семейные фотографии, я показывая снимок Некрасова, говорил людям, его не знавшим, что это мой отец.
Виктор Платонович приходил к нам довольно часто. Думаю, что не только он нравился моей маме, но и она ему. А как он элегантно одевался! Про таких говорят, что они умеют носить вещи. Виктор Платонович умел это делать потрясающе!   Поговаривали, что из-за ранения он не мог иметь потомства. Не знаю, так ли это. Впрочем, все может быть. Кстати, в нашей ленинградской квартире у мамы, на письменном столе с тех пор всегда стояла фотография Виктора Платоновича. Кажется, и в Риге тоже.
Помню, с каким интересом я читал "Саперлипопет", которую мама привезла из Парижа  на русском языке. И вот теперь эта "встреча"с Виктором Платоновичем у Анжелы в Париже...  Да, было время!   Еще раз благодарю судьбу, что она предоставила мне возможность видеть и разговаривать с этим удивительным   человеком

Комментариев нет:

Отправить комментарий